Главная » Статьи » Разное

Языком по склерозу

Маразм крепчает. Змей подарил Еве яблоко, и у тварей всё пошло наперекосяк. Посмотрите внимательно на ваш iPhone и iPad, и вы легко убедитесь, что история повторяется: вот оно, надкушенное яблоко, подаренное вам то ли Джобсом, то ли теми «светлыми» головами, которые всегда остаются в тени. И ещё неизвестно, чем чревато это современное Древо Идиотизма.

Думать люди уже постепенно разучились. Живой пример тому – ожидание нового налога на землю, который, как говорят, станет шоком для владельцев домиков и участков. Причина, разумеется, на поверхности. Россия поставляет газ и нефть той же Украине по сниженным ценам (война войной, а в тамошнем «правительстве» сидят кореши и родственники, однако). Соответственно чубайсы с миллерами нищают. Вопрос: откуда брать новые деньги. Ответ очевиден: у людей. Одни наивные граждане помогают банкам создавать эти самые деньги, беря кредиты. Другие должны платить за землю. А вы знаете, что хотя вы платите за участок налог, сам участок, т.е. земля, вам не принадлежит? И если завтра очередной бедный министр захочет построить на месте вашей деревни стадион для ЧМ-2018, то с вами поступят ровно так же, как поступили не так давно с коренными сочинцами…

Как говорится, семимильными шагами люди разучиваются учиться. Причина очевидна: когда информации море, она никому не нужна. Кстати, о море. Если вы бывали на курортах, то наверняка обращали внимание, что местные на море не ходят. Психология, панимаш! Мол, я всегда успею. Если вы житель Москвы, то вероятнее всего бывали в Эрмитаже и Русском музее. А давно ли вы захаживали в Третьяковку? Я уж не молчу про Красную площадь…

Все знают, что Лермонтова звали Михаил Юрьевич. Вас самих когда по имени-отчеству называть стали? А он, между прочим, в 28 лет уже погиб. Его предтеча, Александр Сергеевич, поставил финальную точку в поэме «Руслан и Людмила», когда ему, на секундочку, было 19. Он был тинэйджером! Да, сегодня юношеское творчество обоих изучают убелённые сединами филологические старцы, оба приписаны к лику гениев русской литературы, но если вы ещё не утратили интерес к чтению, то наверняка знаете, что вокруг них с лицейской поры был общий весьма высокий интеллектуальный фон. Люди говорили, думали, сочиняли, учили и знали языки, наконец…

Современные Мордокниги и Вконтакты являют потрясённому взору иную картину. Авторы «надкушенного яблока» и их коллеги из ЦРУ и НАСА (за которыми, как вы не можете не догадываться, стоят ещё более серьёзные дяди) превратили нынешний мир в рай неведения. И здесь я не стану лишний (хотя далеко не лишний) раз пенять на разницу в образовании той поры и нынешней, точнее, на его тогдашнее наличие и теперешнее отсутствие. Онегинской Татьяне, провинциальной деревенской барышне «русской душою», было, если вы читали роман внимательно, 13 лет. Это не помешало ей написать своё знаменитое письмо к Онегину, по замечанию Пушкина, на изящном французском языке. А почитайте записки купцов той дремучей крепостнической поры, которые ездили по заграницам, делали там дела или отдыхали всем большим семейством. Поспорьте со мной, если хоть у кого-нибудь найдёте упоминание о переводчике или толмаче. Немецкий учили по Гёте, французский – листая переписку Вольтера, английский – зачитываясь Скоттом и Байроном.

К чему это я?

Когда в прошлой жизни я, как и большинство из вас, каждый день двигался по маршруту офис-дом-офис, и был занят сугубо тем, чтобы «функционировать функцию», хотя числился директором по тому, что зовётся маркетинг, и как был даже приносил пользу (руководству, разумеется), лет через двадцать такого жития-бытия я понял, что начинаю страдать скудоумием. В форме заурядного склероза. Я помнил то немного, что нужно знать директору, чтобы производить впечатление директора, но в остальном часто наталкивался на снежно-белые прорехи в памяти. Я не помнил, кто написал «Хижину дяди Тома», в каком году, после многочисленных аварий и смертей, наконец-то удачно приземлился Гагарин, как называется то или иное растение, чего больше – букв в русском алфавите или зубов во рту, одним словом, я прекрасно вписывался в образ Шерлока Холмса, которому было безразлично, Луна кружит вокруг Земли, или Земля вокруг Луны. Мой мозг рьяно отметал лишнее. Однако я подспудно чувствовал, что отметает он всё подряд, вместе с младенцем…

Когда я занялся маркетингом не чужого дяди, а самого себя, и перешёл к репетиторству по датскому и английскому языкам, постепенно маразм в моей голове перестал крепчать и склероз куда-то делся за ненадобностью. Говорят, подтверждение тому найдено серьёзной наукой. Позволю себе процитировать нейролингвиста, доктора биологических наук, Татьяну Черниговскую, которая писала:

«Любое обучение меняет мозг. А когда мозг учится, в нем увеличивается количество и качество нервных связей, эффективность серого и белого вещества растет. Поэтому независимо от того, чем этот мозг занят, решает ли он простые кроссворды, что конкретному человеку кажется трудной задачей, или доказывает сложные теоремы, которые в качестве умственной работы подходят совсем для других людей, это улучшает мозг. Это актуально в любом возрасте, поскольку нейронная сеть развивается каждую секунду. Мозг меняется всегда, даже в 90 лет. Изучение иностранных языков в этом смысле чрезвычайно эффективно благодаря переключению кодов. Когда вы переходите с одного языка на другой, для мозга это очень трудная работа. А трудная – значит хорошая».

Другой учёный и тоже доктор биологических наук, Александр Каплан из МГУ, подтверждает:

«Давно замечено, что бедность языка коррелирует с недостаточностью умственного развития. Это связано, прежде всего, с тем, что, по выражению философа Людвига Витгенштейна, «пределы нашего познания определяются границами нашего языка». Обучение языкам – одна из наиболее интеллектуальных нагрузок мозга. Ведь это не просто механическое запоминание новых слов, но и встраивание этих слов в единую систему понятий. Как любая тренировка, обучение языкам поддерживает высокий уровень функциональности мозга. Второй, третий и т.д. языки явным образом делают картину психического мира более насыщенной, более богатой в описаниях того, как взаимосвязаны вещи и явления. Таким образом, каждый предмет получает больше «зацепок» для запоминания и последующего извлечения из памяти. Память становится более прочной, емкой и более ассоциативной. Последнее качество особенно важно, так как именно ассоциации являются основой творчества».

http://best-repetitor.jimdo.com

Всего комментариев: 0
avatar