Главная » Статьи » Общество

Заговор молчания и уход профессора Монтанье

Первооткрыватель вируса ВИЧ, лауреат Нобелевской премии 2008 г. Люк Монтанье ушел из жизни в 89 лет, 8 февраля, в американском госпитале в Нейи-сюр-Сен. Информация об этом сначала появилась в «Твиттере» и «Телеграме» независимого французского медиа «Франс Суар» днем 9 февраля. Немного позже «Франс Суар» опубликовал статью на своем сайте, вызвав шквал однотипных комментариев. Суть их сводилась примерно к одному: «Вы все врете, потому что больше никто не написал об этом».

И в самом деле, если по-хорошему, комментаторов можно понять. Молчали другие СМИ, словно в рот воды набрав. Не только BBC и CNN, но и местные, которым вроде как по долгу службы положено освещать все происшествия. О таком важном событии, как словесный конфликт какого-то малозначительного депутата с полицейскими, французские журналисты настрочили тонны постов, а о Монтанье – ни слова.

Реакция комментаторов в полной мере отражает восприятие нынешнего среднестатистического интернет-пользователя: если о чем-то не говорят крупные медиа, это неправда и/или этого не было. А раз неправда, можно громко проверещать «фейк!» и на мгновение почувствовать себя умником, которого не сумели обвести вокруг пальца продавцы лжи.

Чем же провинился профессор Монтанье, что его смерть вызвала такой поразительный заговор молчания? Что такого он сделал, что свободные, светлоликие, рукопожатные и не знаю еще какие журналисты молчали как рыбы (или как рабы – позволим себе этот каламбур).

Профессор Монтанье совершил ужасную вещь, чудовищную, просто непростительную. Он позволил себе быть независимым.

Когда он изучил структуру новоявленного коронавируса, то счел, что тот сфабрикован в лаборатории, и заявил об этом на весь свет. Крупно подставив – судя по реакции – как минимум две страны, которые проводили в той лаборатории сомнительные исследования, и спонсоров этих самых исследований.

Когда он пришел к выводу, что сделанные в рекордные сроки вакцины от коронавируса могут быть опасны, он тоже не стал молчать и изложил свои доводы публично, повторив их в многочисленных интервью. Что поделаешь – ученый старой закалки. На кону не то что миллиардные, а триллионные прибыли, а он тут, понимаешь, палки в колеса ставит. Но раз он покусился на святое – на деньги – нечего с ним церемониться, тем более уже давно разработаны методики соответствующих манипуляций.

И нобелевский лауреат, уважаемый в мире науки человек вмиг стал отверженным. Посыпались оскорбительные статейки, какие-то немыслимые высказывания, которые ему приписывались с целью дискредитации и тут же опровергались. «Гугл» уничтожал ссылки на его интервью, «Ютуб» их выпиливал, зато не выпиливал оскорбительные и лживые материалы. И всего несколько дней тому назад явилась новая утка – якобы Монтанье заявил, что после бустера надо проверяться на ВИЧ, мол, результаты вас сильно удивят. Где заявил, кому заявил – само собой, ничего этого нет, но сидело же какое-то бесполезное лживое насекомое, старалось, выдумывало, из кожи вон лезло. Зато любо-дорого было видеть, как все насекомые сразу же замолчали, едва профессор ушел из жизни.

А между тем люди, которые лично знали ушедшего, не молчали. Математик Жан-Клод Перез, с которым Монтанье работал, в своем «Твиттере» написал: «Увы, это правда», подтвердив смерть ученого. Генетик Александра Анрион-Код пошла еще дальше: сообщив у себя в «Твиттере» о смерти профессора, перечислила его заслуги и заявила, что власти обязаны объявить национальный траур.

С властями, впрочем, все понятно. Макрон везде раструбил о своей дипломатической победе и о том, как он умилостивил грозного Путина – но во Франции Макрону не очень верят. Ручная пресса раздувает его мнимый успех, старается изо всех сил, а избиратель посмеивается. Мало того, во Франции только что образовался свой Конвой свободы по образцу канадского движения протеста дальнобойщиков, и все указывает на то, что это будет посерьезнее, чем желтые жилеты. В апреле выборы, на пятки наступают Марин Ле Пен со свалившимся как снег на голову Земмуром. В этой ситуации смерть Монтанье может сыграть против планов действующего (пока) президента, как минимум – подогрев протесты. И вообще неприятный какой-то был этот ученый: нет бы высказывать свои сомнения в узком кругу, он зачем-то публично их озвучивал и ничего не боялся.

В мире, где все говорят о свободе, демократии, правах человека и расточают улыбки – и где на самом деле шаг вправо, шаг влево, и ты уже будешь уволен, выброшен, стерт, словно тебя никогда не было – нельзя безнаказанно быть свободным. Нельзя не бояться. Поэтому можно уже сегодня сказать, что не будет никакого национального траура. Профессор Монтанье воплощал в себе слишком многое, что абсолютно несовместимо с нынешней системой. И подчеркнутое молчание, которым окружена его смерть, только лишний раз это доказывает. Какие бы заслуги ты ни имел, если ты осмелишься повести себя не так, мы сделаем вид, что тебя вообще не было.

«Он был предан науке до самого конца», – написала Александра Анрион-Код. Далеко не обо всех ученых можно так сказать в наше время. И как бы усердно ни травили профессора при жизни, как бы усердно ни замалчивали его смерть, истина все равно победит. Должна победить – или этот мир рухнет.

Валерия Вербинина

https://vnnews.ru

Всего комментариев: 0
avatar