Главная » Статьи » Общество

Пандемия уберегла нас от мировой войны, перезагрузив цивилизацию

фото Алексей Булатов

Ярослав Коробатов

 

Как отразилась вспышка COVID-19 на образе жизни, мироощущении и ценностях людей - разговариваем с профессором-культурологом.

Вот уже почти почти год, как мы живем в условиях пандемии COVID-19, соблюдаем социальную дистанцию, масочный режим и работаем на удаленке. Как это изменило наш образ жизни и мироощущение? Об этом мы расспросили профессора отделения культурологии факультета философии НИУ Высшая школа экономики Яна Левченко.

ВИРУС СДЕЛАЛ НАС ПЕРСОНАЖАМИ ФИЛЬМА “20 ДНЕЙ БЕЗ ВОЙНЫ”

- Ян, в соцсетях мы регулярно читаем некрологи о людях, заболевших коронавирусом. Многие начинают день, заглядывая в Яндекс - сколько заразилось, сколько умерло? После долгого перерыва смерть вернулась в орбиту близких мыслей человека, сделает ли это нашу жизнь более осмысленной?

- Осознание хрупкости жизни — благотворный эффект пандемии. Может быть, это звучит цинично, но человечество никогда не жило так хорошо, как в послевоенную эпоху. Исторические уроки, как известно, никогда и никого не учат. Мы видели, что человек, грубо говоря, зажирается и начинает воспринимать беспрецедентный рост благосостояния, как должное. Это наблюдалось до пандемии на всех уровнях общества: пожилые люди зачастую кичились своими достижениями и говорили молодежи: вы ничего не стоите, это мы создали тот мир, в котором вы живете. Молодежь, в свою очередь, доказывала, что рост качества жизни — это ответ как раз на ее высокие притязания. Со второй половины прошлого века, когда появилась массовая культура и общедоступные технологии, вдруг выяснилось, что жизнь строится на алчности, безудержном потреблении и развлечениях на ярмарке тщеславия. Было понятно, что так долго продолжаться не может. Мы зашли в тупик, выходом из которого, как показывает историческая практика, обычно бывает страшная война. По счастью, в этот раз дело не дошло до кровавой гекатомбы, которая при современном уровне развития очень быстро унесла бы сотни миллионов жизней...

- Нам повезло с коронавирусом?

- Да, в какой то степени. Потому что бесконечное бахвальство социальных групп и индивидов не могло не привести к социальному взрыву. И мы уже наблюдали его признаки с начала XXI века в виде мирового терроризма, роста националистических настроений и прочего консервативного реванша. В этом смысле пандемия это замена войны, мы оказались вынуждены переключить внимание и пересмотреть приоритеты. Хотя бы частично. Мы стали чаще задумываться о смысле собственного существования, о судьбе близких и тех, кто нас окружает.

- Значит, вы не верите в теорию о том, что пандемию организовали для того, чтобы поработить человечество?

- Безусловно, под прикрытием пандемии мы видим рост контроля со стороны государства во многих странах. Но, мне кажется, сегодня можно провести параллель с той ситуацией в начале Великой Отечественной войны, когда в СССР наметился тренд на рост общественного согласия и ослабления механизма страха и паранойи, на которых страна держалась перед войной. И руководство страны, запустившее накануне машину Большого террора, вынуждено было обратилась к народу со словами “Братья и сестры!”. Ему пришлось идти навстречу церкви, вести переговоры с уцелевшими иерархами и запускать заново совершенно замерший перед войной механизм духовности.

И важный симптом: стали появляться фильмы, созданные на другом художественном язык - “Жди меня”, “В шесть часов вечера после войны” или “Два бойца”. Это были фильмы, где в центре оказался человек. И точно так же пандемия запускает альтернативные культурные механизмы и культурные языки. Например, наступил жесткий кризис попсы, которая держалась на концертном чесе. В отрыве от такой формы коллективного потребления как концерт, выживает только тот, кто производит продукт, выпускает пластинки и клипы.

Напротив, в отсутствие возможностей для культпохода крепнет форма онлайн-театра и музейные экскурсии в Telegram и других мессенджерах. Пандемия меняет наше ощущение ценности жизни, как любая реальная угроза. Есть замечательный фильм Алексея Германа “20 дней без войны” о том, как военный корреспондент Лопатин едет на побывку с фронта. Там очень хорошо показано, насколько может быть значим каждый день, наполненный мелочами. Благодаря пандемии мы все оказались в какой-то степени персонажами этого фильма. Нам надо вернуть это умение проживать повседневность, ценя любые проявления и оттенки жизни.

ЧТО ДАЛО НАМ КОЛЛЕКТИВНОЕ СОРЕВНОВАНИЕ С ВАНДЕРБИЛЬДИХОЙ

- Мы долго ругались на общество потребления. Теперь выяснилось, что по большому счету нам не нужно столько одежды (разве что несколько видов пижам). Новый смартфон негде особо выгуливать. И в новой машине нет особого смысла, если ты выезжаешь на ней один раз в неделю… Изменится ли модель потребления? Наступит ли эра аскетизма?

- Это слишком сильно сказано. Мы должны понимать, что продолжаем жить в обществе потребления, в мире высоких возможностей и высоких технологий. Которые, кстати, помогают нам жить в эпоху изоляции. Без цифровых технологий нам бы пришлось действительно туго, потому что сейчас сидя дома ты по-прежнему включен глобальную сеть...

- Страшно подумать, что было бы, случись пандемия лет 10 назад!

- Особенно это касается России и стран догоняющего развития, поскольку в этих странах нет альтернативы интернету. В странах “золотого миллиарда”, которые стали развитыми еще в аналоговую эпоху, сосуществуют разнообразные консервативные тренды: там довольно большое количество людей предпочитают читать бумажные книжки и газеты. Просто там достаточно стариков, которые привыкли жить хорошо. Они не включены в интернет, в отличие от России, где нет альтернативы Сети. Мы ведь совсем недавно, именно в цифровую эпоху, вступили в период относительного благополучия. Хотя нам часто рассказывают, как было хорошо в СССР, забывая добавить о кардинально ином балансе потребностей и возможностей. Да, во время пандемии, мы меньше тратим деньги, и у нас другие предпочтения. Но когда мы научимся жить вместе с вирусом, человечество довольно быстро вернемся в состояние, от которого мы все отдыхаем. Я бы сказал, что пандемия это своего рода чистка, диета. Многие используют этот период, чтобы заняться собой, своим телом или образованием. Кто-то стал больше времени посвящать семье и детям. Плюс это шанс задуматься, насколько осмысленной была твоя жизнь до пандемии. Я надеюсь, мы этот шанс используем.

- Перед пандемией мы наблюдали бешеные темпы развития цивилизации. Сейчас границы закрываются, экономика падает из-за локдауна. Число людей, которые и до этого враждебно относились к научно-технологическому развитию (антивакцинаторство, 5G-заговор, «гаджеты нас погубят») - увеличивается. Сможет ли пандемия замедлить темпы развития цивилизации?

- На протяжении всей эпохи массовой культуры, пропорционально числу энтузиастов прогресса возникали группы реакционеров, которые утверждали, что все это от лукавого и надо слиться с природой. То, что мы много знаем о существовании противников вакцин, сторонников теории плоской Земли, говорит лишь о том, что мы живем в эпоху информационного общества, где каждому чудаку достаточно легко заявить о себе. Несмотря на то, что марши антиглобалистов, противников масочного режима собирают массы людей, я не думаю, что это такие уж многочисленные группы. Это эффект кучности, когда какие-то люди собираются вместе. Точно так же мы на дороге в первую очередь замечаем того, кто хамит, и забываем, что восемь, а то и девять человек из десяти соблюдают правила и никого не обгоняют по обочине. Так и здесь мы невольно делаем слишком смелые обобщения, глядя на кучу людей, которые дружно кричат, что нам нужно отказаться от масок. Более того, именно благодаря пандемии ускоренными темпами наступило то будущее, которое полвека назад описывали футурологи: когда полностью изменится представление о том, что такое деньги и ты, не выходя из дома, можешь учиться или работать в любой стране мира. Их слушали с недоуменно вскинутыми бровями, но сейчас мы постоянно общаемся в Zoom или MS Teams с людьми, которые находятся в другом городе или в другой стране. Цивилизацию вообще нельзя затормозить, она не спрашивает у конкретных групп населения, нравится им или не нравится.

НОВЫЙ ГОД БЕЗ КОРПОРАТИВОВ И СНЕГУРОЧКИ - ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР?

- Это первый Новый год в эпоху пандемии. Уже без корпоративов, Деда Мороза и Снегурочки… Если гостей зовут, то желательно со справкой о наличии антител. Станет ли Новый год (да и вся наша жизнь) скучнее от того, что приходится отказываться от привычных атрибутов праздника?

- Это не скука. Сейчас происходит вынужденное отрезвление. Человеку предстоит вновь научится ценить то, что казалось скучным по одной причине - потому что пресыщенность современного горожанина уже не поддавалась никакому измерению. Если мы посмотрим на туристическую индустрию, то увидим, что люди начинают ценить страны, на которые бы раньше даже не взглянули. У меня несколько знакомых - ценителей традиционного пляжного отдыха на берегу теплого моря - успели побывать в Сербии. И все три человека независимо друг от друга удивлялись: там так здорово, такое теплое отношение к туристам из России... Я слушаю и радуюсь, потому что Сербия отличная страна. Да - бедная, но поэтому и благодарная. Страна, которая способна согреть, и люди начинают это человеческое тепло ценить. Люди в конце концов стали много ездить по России и открыли, что мы живем в стране, где есть что посмотреть и куда поехать. В связи с Новым годом мы видим, как возникает культура интересных нестандартных подарков. Это уже не обязательно пакет с подарочной бутылкой водки. Это может быть что-то по-человечески теплое, эксклюзивное, изготовленное твоим умельцем-соседом ремесленным способом, а не по заказу большой корпорации в Китае.

- Но ведь именно этого человеческого тепла нам и не хватает, поскольку из-за ограничений мы стали меньше видеться…

- Вы знаете, в этом году у нас больше поводов вспоминать о людях, хотя бы потому что мы чаще читаем некрологи. К концу года принято подводить итоги, в частности, считать сколько знаменитостей умерло. Недавно я читал такой материал о деятелях культуры, которые скончались в 2020 году и обратил внимание на очень странную вещь. Часть из них - возможно треть - умерла от коронавируса, а остальные ушли по какой-то другой причине, но тоже в очень почтенном возрасте. Например, мы недавно оплакивали Джона Ле Карре, автора шпионских романов, который покинул этот мир на 90-м году жизни. Смерть в любое время это трагедия, но нельзя не отметить про себя, что вообще-то это здорово, что люди стали доживать до такого фантастического возраста. Поэтому надо приводить в порядок голову и радоваться, что мы проживем дополнительно десяток-другой лет жизни, на которые не рассчитывали при рождении. А не убиваться по поводу того, что нас лишили корпоративов или чего-нибудь еще.

https://www.kp.ru

Всего комментариев: 0
avatar