Главная » Статьи » Общество

Коронавирус даёт опасный импульс чудовищным планам DARPA

 

 

Уитни Уэбб

Технологии, разработанные Пентагоном в рамках ряда противоречивых исследований, получают огромный импульс в условиях текущего коронавирусного кризиса, при этом мало внимания уделяется скрытым мотивам агентства относительно развития указанных технологий, их потенциалу для использования в качестве оружия или их непредвиденным последствиям.

В январе, задолго до того, как кризис коронавируса (COVID-19) привёл к изоляции, карантину и экономической разрухе в США и за их пределами, разведывательные организации и Пентагон уже работали с Советом Национальной Безопасности над созданием всё ещё засекреченных планов реагирования на приближающуюся пандемию. С тех пор утверждалось, что разведка и военная разведка знали о вероятной пандемии в США ещё в ноябре прошлого года, а, возможно, даже раньше.

Учитывая такое предвидение и проведённые в прошлом году в США многочисленные симуляции глобальных вспышек вирусной пандемии, по крайней мере, не менее шести вспышек разных по численности и масштабу, часто задаваемым вопросом был - Почему правительство не реагировало и оказалось не готовым, если надвигающаяся глобальная пандемия и отсутствие какой-либо реакции на это событие были известны? Хотя ответ на этот вопрос в СМИ часто списывают на обычную некомпетентность, весьма забавляет вероятность того, что кризису было-таки позволено развернуться.

Почему бы разведывательному сообществу или другой правительственной организации США сознательно не позволить подобному кризису случиться? Ответ становится очевидным, если взглянуть на историю, когда периоды кризиса часто использовались правительством США для реализации политики, которая в обычных условиях была бы отвергнута американской общественностью, начиная от цензуры в прессе и заканчивая сетями массового наблюдения. Несмотря на то, что ответ правительства США на атаки 11 сентября, такой как «Патриотический Акт», наиболее приемлемый вариант для большинства американцев, усилия американского правительства по ограничению потока «опасной» журналистики и слежке за населением уходят корнями в эпоху Первой Мировой Войны. Большинство подобных политик, будь это «Патриотический Акт» после 11 сентября или гражданские «шпионские» сети времён Первой Мировой, мало чем помогли для защиты государства, но вместо этого привели к ужесточению контроля на долгое время после того, как подстегнувший эти меры кризис закончился.

Используя эту историю в качестве линзы, можно взглянуть на текущий кризис с коронавирусом, чтобы увидеть, как далеко идущие планы по постоянно расширяющемуся наблюдению и цензуре в СМИ получают новый импульс, благодаря хаосу спровоцированному этой пандемией. И всё же этот кризис уникален тем, что даёт толчок новейшим методам, которые, в случае их удачной реализации, сделают устаревшими большинство, если не все, остальные правительственные меры по контролю и подчинению своего населения.

Антиутопия DARPA

Годами Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA, Defense Advanced Research Projects Agency) оставалось вне поля зрения и вне осознания для большинства американцев, поскольку их исследовательские проекты редко освещаются в ведущих СМИ, а если и когда упоминались, то чаще всего это преподносилось как «воплощение научно-фантастических фильмов в реальность». Однако, последние произошедшие события подпортили позитивную подачу DARPA в СМИ, которые изображали агентство как «светоч научного прогресса», меняющий мир к лучшему.

Например, в 2018 году группа европейских учёных обвинила одну из программ DARPA под названием «Насекомые-союзники» (Insect Allies), в том, что она на самом деле является антиутопической программой по созданию биологического оружия, в которой насекомые будут внедрять генетически модифицированный вирус в растения, для атаки и разрушения продовольственной безопасности страны, которая находится «под прицелом». DARPA, конечно же, наоборот, настаивало на версии использования насекомых для генетической модификации растений из соображений защиты продовольственного обеспечения. Не смотря на утверждения DARPA, что это всего лишь «защитная» программа, читателям должно быть ясно, что подобные технологии могут быть легко использованы в обоих направлениях, в зависимости от пожеланий владельца.

Хотя футуристическое военное оружие DARPA часто привлекает наибольшее внимание СМИ, агентство имеет давние желания поиграться не только с биологией растений, но и с человеческой. DARPA, чьё финансирование составляет приблизительно 3 млрд. долларов в год, имеет различные возможности для реализации этих амбиций, многие из которых сейчас находятся в компетенции одного из семи технических отделов DARPA -Управления биологических технологий (BTO, Biological Technologies Office), созданного в 2014 году. В последнее время некоторые проекты Управления биологических технологий (BTO) DARPA в области биотехнологии человека получили масштабный пиар благодаря коронавирусному кризису, причём в недавних докладах даже утверждалось, что агентство «могло бы создать лучшую надежду, чтобы остановить COVID-19».

Многие из этих технологий, получившие позитивное освещение в СМИ благодаря COVID-19, были разработаны несколько лет назад. В них входят финансируемые DARPA платформенные технологии по производству ДНК и РНК вакцин, которые никогда не были одобрены для использования человеком в США и подразумевали инъекции инородного генетического материала в человеческое тело. Что примечательно, именно этот класс вакцин производится сейчас компаниями-партнёрами DARPA. По утверждению миллиардера и филантропа от здравоохранения Била Гейтса именно эти компании являются наиболее привлекательными для производства вакцины от COVID-19 по сравнению с другими кандидатами. К тому же ключевые аспекты касательно этих вакцин и прочих «оздоровительных» инициатив DARPA были исключены из недавних отчётов, вероятно потому, что проливают свет на сомнительные тёмные планы агентства.

Наноплатформы в живом организме

В 2006 году DARPA опубликовала свою программу под названием Предсказание здоровья и болезни (PHD, Predicting Health and Disease program), целью которой было определение «заболеет ли индивид инфекционным заболеванием до появления симптомов». Программа PHD планировала выполнить это с помощью «определения изменений в исходном состоянии здоровья человека методом частого наблюдения» с особым вниманием к «возбудителям вирусных инфекций верхних дыхательных путей».

Три года спустя, в 2010 году, финансируемые DARPA исследователи из Университета Дьюка создали основу для этого инструмента, которая будет использовать генетический анализ образцов крови для определения не инфицирован ли кто-либо вирусом до проявления симптомов. Отчёты в то время заявляли, что эти «упреждающие диагнозы» будут передаваться на национальную интернет-карту гриппа, которая будет доступна со смартфона.

После создания Управления биологических технологий (BTO), DARPA в 2014 году, дало начало другой программе – «Наноплатформы в живом организме» (IVN, In Vivo Nanoplatforms program). Диагностическое отделение этой программы (сокращённо IVN: Dx) «исследует технологии, которые включают имплантируемые наноплатформы, состоящие из биосовместимых нетоксичных материалов; зондирование в живом организме маленьких и больших молекул, представляющих биологический интерес; обнаружение мультиплексов аналитов в клинически значимых концентрациях и внешний опрос наноплатформ без использования электронных коммуникационных имплантов. Последний отчёт по программе описывает их как разрабатываемые «классы наноплатформ для зондирования и лечения болезней, недомоганий и инфекций изнутри». Данная технология включает в себя имплантируемые наночастицы, которые обнаруживают конкретные молекулы, представляющие биологический интерес.  

Программа IVN DARPA помогла профинансировать и изготовить «мягкие, жидкие гидрогели, которые вводятся подкожно для мониторинга состояния [здоровья] и синхронизируются с мобильным приложением, позволяя пользователю мгновенно понимать состояние здоровья». На данный момент этот продукт производится и продаётся компанией Profusa, которая финансируется DARPA совместно с Национальным институтом здравоохранения (NIH). Компания Profusa, получавшая за последние годы миллионы за миллионами от DARPA, утверждает, что генерируемая их инъекционным биосенсором информация будет «надёжно передаваться» и будет доступна лишь «самому человеку, медикам и практикующим врачам». Однако, тенденция к системе «всенародного отслеживания контактов», основанного на базе личных данных о состоянии здоровья граждан вероятно расширит распространения этих данных, что, кстати, подходит для годами вынашиваемой цели DARPA по созданию всенародной интернет-базы данных упреждающих диагнозов.

Profusa также пользуется поддержкой компании Google, которая тесно вовлечена в эти новые инициативы по «отслеживанию контактов» и массовому наблюдению, в чей совет правления входит мажоритарный лидер сената Уильям Фрист (William Frist). Они также находятся в партнёрстве с Национальным институтом здравоохранения (NIH). Помимо этого, у компании Profusa тесное сотрудничество с диагностической компанией Cepheid, которая недавно получила одобрение на экспресс-тест на коронавирус от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA, Food and Drug Administration), и незадолго до этого была одарена выгодными правительственными контрактами на выявление спор сибирской язвы в почтовой системе США. С марта этого года Profusa снова выиграла финансирование DARPA, чтобы определить могут ли их инъекционные биосенсоры предсказать будущие пандемии, включая и ныне широко предсказываемую «вторую волну» COVID-19, и обнаружить инфицированных за три недели до проявления у них симптомов. Компания ожидает получить для этих целей лицензию от FDA на свои биосенсоры уже к следующему году, как раз к тому времени ожидается, что и вакцина будет доступна для широких масс. 

Живые литейные цеха

Ещё одна давняя программа DARPA, которая находится под контролем Управления биологических технологий (BTO), известна как Living Foundries (Живые литейные цеха). Согласно вебсайту DARPA, программа «стремится обеспечить адаптируемое, масштабируемое производство [синтетических] молекул по запросу, путём программирования фундаментальных метаболических процессов биологических систем для создания огромного количества сложных молекул, недоступных каким-либо иным образом. С помощью Living Foundries DARPA трансформирует синтетическое биопроизводство в прогнозируемую инженерную практику поддержки широкого спектра целей государственной безопасности.

Виды исследований, поддерживаемые программой Living foundries, подразумевают создание «искусственной жизни», в том числе искусственного генетического материала, включая искусственные хромосомы, сотворение «совершенно новых организмов» и использование искусственного генетического материала для придания новых способностей человеческому организму (к примеру, генетически модифицированных людей с помощью введения синтетически созданного генетического материала).

Последнее вызывает особую озабоченность (хотя это там всего касается), поскольку DARPA также имеет проект под названием «Передовые инструменты инженерии генома  млекопитающих» (Advanced tools for Mammalian Genome Engineering), который – несмотря на слово «млекопитающих» в своём названии – целиком сфокусирован исключительно на улучшении «полезности искусственных человеческих хромосом» HACs (Human Artificial Chromosomes), который DARPA описывает как «основополагающий инструмент в разработке передовых терапевтических средств, вакцин и клеточной диагностики». Хотя научно-исследовательские работы сосредоточены на искусственных человеческих хромосомах (HACs) как революционном медицинском прогрессе, они также продвигаются как средства «усовершенствования» людей путём наделения их неестественными характеристиками, в числе которых остановка старения или улучшение когнитивных функций.

Известно, что DARPA принимает участие в исследованиях с использованием данных методов для создания «суперсолдат», которым не требуется спать или регулярно питаться. Помимо прочих «расширенных функций», имеет ещё одну программу по созданию «метаболически доминирующих» военных. Отчёты по этим программам содержали также ещё одно смущающее использование тех же технологий, «генетическое оружие», которое «ниспровергает ДНК и подрывает ум и тело человека».

Ещё одно потенциальное приложение, активно исследуемое DARPA – это программа Биодизайн (BioDesign), которая изучает создание бессмертных синтетических организмов с так называемым «аварийным выключателем», который позволяет выключить в любой момент синтетическое, но при этом органическое существо. Это заставило некоторых задуматься над тем, что подобное исследование может открыть двери к созданию «человеческих репликантов», используемых для ведения войн и других задач, описанных в научно-фантастических фильмах, в таких как «Бегущий по лезвию».

Однако, эти генетические «аварийные выключатели» также могут быть встроены в самих людей через искусственные хромосомы, которые имеют возможность как продлить жизнь, так и сократить её. Примечательно то, что в 2017 году было обнаружено, что DARPA инвестировало 100 млн. долларов в исследование «генетического движка», подразумевающее использование генетической модификации для уничтожения целых народов. Это объясняет то, почему на неё ссылаются как на технологию «генетического вымирания».

В дополнение к этому, другие эксперименты DARPA включали генетически модифицированные вирусы, которые встраивают генетический материал в человеческие клетки, - а именно в нейроны мозга – чтобы «настроить» химию человеческого мозга. В одном примере, в исследовании финансируемым DARPA, производилась замена мозговых клеток человека для производства двух новых белков: первый позволял более легко определять нейроактивность внешними устройствами, а второй позволял «магнитным наночастицам» «индуцировать образы и звуки в сознании пациента».

Нехирургическая нейротехнология нового поколения

Изменение химии человеческого мозга и его функциональности на клеточном уровне является одной из многих инициатив DARPA, нацеленных на изменение того, как люди думают и воспринимают реальность. С 2002 года DARPA признаёт свои усилия по созданию «Интерфейса Мозг-Машина» (BMI, Brain-Machine Interface). Изначально это исследование было нацелено на создание «беспроводного модема для мозга свободно бегающих крыс», который бы позволял удалённо контролировать движения животных. DARPA не скрывало конечную цель применения такого «усовершенствования мозга» для людей с целью наделить солдат способностью «общаться только мысленно» или удалённо контролировать человеческие существа (к примеру, на территории противника) в военных целях.

Значительно продвинувшийся за последние годы проект, давно вызывает серьёзные опасения среди видных учёных-оборонщиков, некоторые из которых в отчётах 2008-го года предупреждали, что «удалённое управление и контроль над человеком» будут иметь мгновенные ответные неприятные последствия, если злоумышленники получат доступ к этим технологиям (открывающим возможность «взломать мозг человека»). Кроме этого, учёные также выказывали серьёзную озабоченность по поводу общих этических рисков подобных технологий. В 2011 году началась работа над разработкой «мозговых имплантов» для использования людьми-солдатами, по официальной версии с целью лечения неврологических нарушений у ветеранов, и такие импланты были протестированы на добровольцах в рамках экспериментов, финансируемых DARPA как минимум с 2015-го года.

Подобные опасения, высказанные учёными в 2008-м году, регулярно отвергаются DARPA с постоянными заявлениями, что их противоречивые исследовательские проекты сдерживаются их собственными «экспертами по этике». Однако, стоит иметь ввиду, как именно руководство DARPA смотрит на эти этические головоломки - поэтому последнее слово остаётся за ними. Например, в 2015-м году Майкл Голдблатт (Michael Goldblatt), на тот момент директор Управления оборонных исследований DARPA (DSO, Defense sciences Office), который курировал большинство аспектов по программе агентства «суперсолдат», сказал журналистке Анни Якобсен (Annie Jacobsen), что он не видит разницы между «чипом, контролирующим мысли в Вашей голове и кохлеарным имплантом, который помогает глухому слышать». Отвечая на вопрос насчёт непредсказуемых последствий таких технологий, Голдблатт заявил, что «всё имеет непредсказуемые последствия».

Таким образом стоит подчеркнуть, что пока разрабатываемые DARPA технологии – от генетического инжиниринга людей до интерфейса «мозг-машина» -  продвигаются в первую очередь как что-то революционное и улучшающее здоровье человека DARPA рассматривает использование подобных технологий наравне с другими антиутопическими и откровенно кошмарными применениями, такими как контроль мыслей. «Интерфейс Мозг-Машина» не исключение, поскольку сначала он рекламировался как способ «повысить физическую функциональность ветеранов с неврологическими нарушениями или с посттравматическим нервным расстройством», чтобы позволить инвалидам усовершенствовать контроль над протезами. Поскольку они действительно представляют собой значительные достижения в медицине, руководство DARPA дало понять, что оно не видит разницы между применением этих интерфейсов в медицине и использованием их для осуществления почти полного контроля над человеком, путём манипулирования его мыслями и даже его движениями.

Подобные откровенные признания руководства DARPA побуждают исследовать состояние текущих программ «Интерфейс Мозг-Машина», а также их истинные цели. Например, одна из целей их программы Безоперационной технологии следующего поколения (под кодовым названием «N3») подразумевает использование «неинвазивных или минимально инвазивных интерфейсов мозг-компьютер», для осуществления «чтения-записи» непосредственно в мозг.

Согласно одному недавнему отчёту по программе «N3», один из примеров минимально инвазивных технологий будет включать:

«Инъекцию вируса, содержащего светочувствительные датчики или иные химические, биотехнические или самособирающиеся нанороботы, которые могут достигать отдельных нейронов и независимо контролировать их активность, без повреждения чувствительных тканей. Предлагаемое применение этих технологий еще недостаточно чётко определено, но как показали эксперименты на животных, контроля активности отдельных нейронов в нескольких точках достаточно, чтобы запрограммировать искусственные воспоминания о страхе, желании и переживаниях непосредственно в мозг.»

Несмотря на то, что якобы цель программы «N3» относится к созданию «контролируемого мыслями» оружия, которое реагирует и стреляет, руководствуясь мыслями солдата, факт в том, что данная технология является двунаправленной. И она открывает возможности для контроля и программирования мыслей и восприятия солдата, а не наоборот. Это может выходить за рамки того плана, что публично озвучило DARPA, поскольку официальные военные документы открыто утверждают, что конечной целью Пентагона является основательно заменить человеческих бойцов «самосознательными» взаимосвязанными роботами, которые будут планировать и проводить операции против целей, выбранных системой искусственного интеллекта. В этой системе вооружения недалёкого будущего человеку отводится совсем немного места, даже для человека способного «контролировать» оружие своим сознанием. Это подразумевает, что военные планировщики-футуристы рассматривают солдат с внедрённым в них «интерфейсом мозг-машина» как оружие, которое будет подключено к системе, управляемой искусственным интеллектом. Стоит также указать, что DARPA пытается создать «искусственный мозг человека» ещё с 2013-го года.

В дополнение к этому, отчёты по усилиям DARPA в сфере BMI предполагают, что эта технология двойного назначения будет использоваться для «притупления восприятия солдат», «дистанцируя их от чувства вины за военные действия» - что может создать опасный прецедент и, приведёт к заметному скачку военных преступлений. 

Конечно же, это всего лишь предполагаемые потенциальные «военные» применения подобной технологии. Когда-нибудь эта технология перейдёт из военной в гражданскую сферу, как это было с несколькими изобретениями DARPA в прошлом. Более чем вероятно, что технологиями «удалённого управления и контроля мыслей» и «программированием мыслей и переживаний» будут злоупотреблять с целью контроля над людьми, правительство и корпорации, а также власть имущие как в США, так и за его пределами.

Переход технологии «Интерфейс Мозг-Машина» в гражданскую сферу уже не за горами, поскольку все исполнительные директора и исследователи DARPA, работавшие над программой «N3» и другими поддерживаемыми DARPA программами в области BMI, с тех пор были «собраны» в таких корпорациях как: «Verily» (Google-GlaxoSmithKline partnership), «Neuralincs» Илона Маска и, в так называемом, «Здании № 8» принадлежащему Фейсбуку – все они работают над выводом на рынок «нейромодулирующих» устройств и интерфейсов по типу «мозг-машина».

«Человеческие биореакторы», «Нанотерапевтические препараты» и спонсируемые DARPA генетические вакцины

Как подробно описано выше, DARPA часто утверждает, что противоречивые технологии они разрабатывают якобы для развития медицины и здравоохранения. Помимо уже упомянутых технологий, важно отметить высокий интерес DARPA в сфере здравоохранения, особенно в сфере вакцин.

Например, в 2010-м году DARPA начало разработку класса вакцин, которую можно прививать «против неизвестных патогенов», что было в рамках программы Ускоренного производства медпрепаратов (Accelerated manufacturing of Pharmaceuticals). Вакцина вводит в человеческий организм тысячи синтетических антител, вроде тех, что были разработаны в программе «Живые литейные цеха». Эти синтетические антитела или так называемые «синтела» впоследствии «создают иммунный инструментарий, который можно комбинировать множеством способов для борьбы фактически с любым патогеном».

В том же году DARPA начало усиленно финансировать исследования по созданию «многокомпонентных синтетических ДНК-вакцин», которые будут вводиться в человеческий организм с помощью «неинвазивной электропорации». Это активно рекламировалось в медиарепортажах как способ быстрого производства вакцин по сравнению с традиционными методами. Эта разновидность вакцин содержит те же типы синтетических ДНК, которые DARPA исследовало с целью «усовершенствования» и «ниспровержения» людей на генетическом уровне. В том же 2010 году Фонд Билла и Мелинды Гейтс начал щедро спонсировать разработку и производство ДНК и РНК-вакцин.

Впервые созданные в 2005-м году ДНК-вакцины еще ни разу не были одобрены в США для применения на человеке, и прошлые исследования предупреждали, что они «достаточно непредсказуемы и содержат значительное количество свойственных им потенциальных угроз». И, что «пока ещё недостаточно знаний для определения непредвиденных событий и последствий генетических мутаций». Имеется ещё одна давняя проблема с таким типом вакцин – это смягчение «нежелательных иммунных реакций», которые возникают в результате естественного иммунного ответа на чужеродный генетический материал, содержащийся в них.

В 2011 году DARPA объявило о своей программе под названием «Быстро адаптируемые нанотерапевтические препараты» (Rapidly Adaptable Nanotherapeutics), которая направлена на создание «платформы, способной быстро синтезировать терапевтические наночастицы» для борьбы с «развивающимся и даже модифицированным биологическим оружием». DARPA планировало, объединить эти наночастицы, которые СМИ преподносят как «крошечные автономные системы доставки лекарств», с «малой интерферирующей РНК (миРНК)», которая представляет собой фрагменты РНК, которые могут нацеливаться на определённые гены и отключать их. Как было написано в то время на сайте Wired.com: «миРНК можно перепрограммировать «налету» и применять к различным патогенам», позволяя наночастицам «загружать нужные молекулы миРНК и отправлять их непосредственно в клетки, которые отвечают за инфекцию».

После создания этой программы вскоре последовало решение DARPA профинансировать в размере 25 млн. долларов компанию Moderna Therapeutics в целях разработки для производства платформенной синтетической РНК-вакцины. DARPA профинансировало проект по «разработке платформенных технологий, которые можно безопасно развернуть в короткие сроки с целью обеспечить население США практически немедленной защитой от возникающих инфекционных заболеваний и биологического оружия».

Потом, в 2015 году, исследования DARPA по вакцинам, включающих синтетические антитела и синтетический генетический материал, расширились, и агентство предоставило 45 млн. долларов компании Inovio Pharmaceuticals, которая специализируется на производстве ДНК-вакцин. В этом же году РНК и ДНК-вакцины, финансируемые DARPA, начали по-разному преподноситься исследователями DARPA и СМИ – которые подавали эту технологию как превращение человеческого тела в «биореактор».

За прошедшие с тех пор годы, компании-производители ДНК и РНК-вакцин, которых поддерживало DARPA, включая Moderna, Inovio, а также немецкую CureVac, не смогли получить лицензии на свои продукты для использования их на людях, в основном из-за того, что их вакцины не обеспечивали достаточного иммунитета в испытаниях на человеке. Примером неэффективности этих вакцин может быть попытка компании CureVac создать вакцину против бешенства, а также усилия компании Moderna по созданию вакцины от вируса Зика (которые финансировались правительством США).

Было предложено несколько обходных путей в решении этой проблемы, включая вакцины, в которых генетический материал ДНК и РНК «самоусиливается». Однако обходной путь отсутствия иммунного ответа и других препятствий для ДНК и РНК-вакцин подразумевает включение нанотехнологий в эти вакцины. В результате, использование наночастиц в качестве носителя генетического материала широко пропагандировалось и преподносилось как лучший способ улучшения стабильности и способности целевой доставки, а также усиления иммунного ответа.

Комбинация ДНК и РНК-вакцин с нанотехнологиями уже стало реальностью благодаря компаниям, лидирующим в этой области. К примеру компания по производству ДНК-вакцин Inovio Pharmaceuticals, которая пользуется поддержкой DARPA, использует в своей линейке синтетических вакцин так называемые ДНК-нанотехнологии под брендом «SynCon», для разработки и производства которых использовался никому неизвестный компьютерный алгоритм. Интересное совпадение, что именно вакцина «SynCon» против COVID-19 от компании Inovio, поддерживаемая Биллом Гейтсом, DARPA, Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID) и другими государственными учреждениями, кажется, теперь опережает все остальные вакцины.

DARPA спасает нас от COVID-19?

В январе фонд под названием «Коалиция за инновации в обеспечении готовности к эпидемиям» (CEPI, Coalition for Epidemic Preparedness Innovations) объявил о начале финансирования кандидатов на изготовление вакцины от вспышки коронавируса – задолго до того, как это стало глобальной проблемой. И в этом же месяце они выбрали для финансирования только две фармацевтические компании – Moderna Therapeutics и Inovio Pharmaceuticals.

Следует отметить, что фонд CEPI, позиционирующий себя как «партнёрство общественных, частных, филантропических и гражданских организаций, которые будут финансировать и координировать разработку вакцин против угроз общественному здоровью первой очерёдности», был основан в 2017-м году правительствами Норвегии и Индии совместно с Всемирным Экономическим форумом (WEF) и Фондом Билла и Мелинды Гейтс.

Как раннее упоминалось, эти две компании, которых поддерживает DARPA, часто хвастались в пресс-релизах и на своих сайтах стратегическим альянсом с данной организацией. В свою же очередь DARPA щедро их финансировало. Например, Inovio Pharmaceuticals получила многомиллионные гранты от своих главных спонсоров: Управления перспективных исследовательских проектов (DARPA) и Агенства по сокращению военной угрозы (DTRA), в том числе и 45 млн. долларов на разработку вакцины от Эболы. Они также удостоились суммы свыше 8 млн. долларов от армии США на разработку маленького портативного подкожного устройства для доставки ДНК-вакцины, разработанного компанией Inovio совместно с Американским военным институтом медицинских исследований инфекционных заболеваний (USAMRIID, U.S. Army Medical Research Institute of Infectious Diseases), который руководит лабораторией «биозащиты» в Форт-Детрике.

Кроме того, немецкая компания CureVaс, которая также разрабатывает РНК-вакцину от COVID-19 при поддержке фонда CEPI, является ещё одним давним получателем финансирования от DARPA. Они были одной из первых инвестиций DARPA в технологии, выиграв контракт в размере 33,1 млн. долларов на разработку платформенной вакцины «RNActive» в 2011 году.

В случае с Moderna, DARPA профинансировало производство и разработку своей платформенной РНК-вакцины, а их кандидат на РНК-терапию вируса Чикунгунья (их первое инфекционное заболевание) был разработан в прямом сотрудничестве с агентством. С 2016-го года на программу по разработке РНК-вакцин компании Moderna было выделено финансирование в размере 100 млн. долларов от фонда Била и Мелинды Гейтс. И с той поры фонд Гейтса влил миллионы в производство вакцины против COVID-19 как компании Moderna, так и компании Inovio.

Поддержка Гейтсом ДНК- и РНК-вакцин значительна, учитывая, что Гейтс - миллиардер с беспрецедентным влиянием и контролем всемирной политики здравоохранения. Он недавно заявил, что лучшим выбором против COVID-19 являются именно эти вакцины, несмотря на то, что они никогда не были одобрены для применения на человеке. И благодаря экстренному разрешению, в связи с текущим кризисом, компании Moderna и Inovio пропустили стадию испытаний на животных и перешли сразу к испытаниям на людях. Они также настроены в течение нескольких месяцев ускорить их повсеместное использование. Клинические испытания на людях Moderna начали в середине марта, вслед за ними в начале апреля последовали и Inovio. Таким образом они являются не только фаворитами Гейтса в качестве новой вакцины, но и предполагаемые пионеры в завершении клинических испытаний и получению экстренного одобрения со стороны правительства США, особенно вакцина производства Moderna, которая разрабатывается совместно с Национальным институтом здравоохранения (NIH).

Результатом резкого роста популярности вакцин от COVID-19 производства Moderna и Inovio стали несколько статей в СМИ, восхвалявшие DARPA как «единственную нашу надежду» в победе над кризисом коронавируса.

Помимо усилий Moderna и Inovio, само DARPA, в частности их Управление по биотехнологиям были настроены получить в течении нескольких недель «временную вакцину» против COVID-19. Эта вакцина должна запускать процесс производства синтетических антител, которые якобы обеспечат иммунитет на несколько месяцев до момента, пока не станут доступны вакцины продолжительного действия производства компаний Moderna и Inovio.

Лечение COVID-19 антителами от DARPA происходит двумя путями, включая подход, при котором человеческое тело используется в качестве «биореактора», что подразумевает инъекции синтетических ДНК и РНК, с целью заставить организм производить необходимые антитела. На сайте «Defence One» отмечается, что лечение COVID-19 будет использовать методы, которые стали результатом инвестиций DARPA в микрофлюидику (манипуляции с жидкостями в субмиллимитровом диапазоне), в производство нанотехнологий и в «новые подходы к секвенированию генома человека».

 Устойчивое опасение

Пока большинство СМИ изображали DARPA исключительно с положительной стороны, стоит заметить, что были высказаны опасения. Хотя они и не были освещены в должной мере. Например, на сайте научного журнала Nature недавно были отмечены несколько ключевых моментов, насчёт вопросов безопасности в погоне за вакциной от COVID-19, включая тот факт, что «не все предыдущие вакцины от коронавируса оказались подходящими или даже безопасными». Некоторые случаи, при попытках создать вакцину от коронавируса, приводили к антителозависимому усилению (ADE, Antibody Dependent Enhancement). Эффект ADE приводит к тому, что клетки быстрее поглощают вирус и ускоряют его репликацию, при этом увеличивая его контагиозность и вирулентность.

На сайте Nature также отмечено, что две вакцины от коронавируса и ОРВИ, которые смогли пройти первую фазу испытаний, при последующих исследованиях вызывали иммунную гиперчувствительность у мышей, что привело к «серьёзным иммунопатологиям», то есть к устойчивым дефектам или сбоям в иммунной системе. Кроме того, на сайте Nature также указано, что неизвестно насколько сильным должен быть иммунный ответ, чтобы выработать иммунитет к COVID-19 и к коронавирусам вообще, тем самым невероятно усложняя критерий оценки эффективности вакцины.

Стоит отметить ещё одну проблему, связанную с опасениями относительно Inovio Pharmaceuticals, которая была поднята инвестиционно-исследовательской компанией Citron Research. Она сравнила Inovio с компанией Theranos - опальной компанией в области медицинских технологий, которая изначально обещала предоставить диагностирование многих болезней с помощью простого анализа крови, но как позже выяснилось, это были мошенники.

Citron Research заявила, что «прошло уже 40 лет с момента основания Inovio, которая НИКОГДА не выводила продукт на рынок, и всё это время приближённые лица обогащались за счёт солидных зарплат и крупных продаж акций».

Citron Research заявила том, что трудно поверить в заявления о разработке вакцины от COVID-19 всего за 3 часа на основе «компьютерного алгоритма», которого нет ни у кого в мире. И то, что этот алгоритм является «величайшим достижением» в области вакцин за последние 100 лет. При этом о нём ранее не упоминалось ни в одном ежегодном отчёте по форме 10-К, а также ни в одном квартальном отчёте по форме 10-Q. Для нас это созвучно с «Theranos».

Также Citron Research отметили, что сотрудничество Inovio с фармацевтическими компаниями Roche and AstraZeneca закончилось провалом и аннуляцией партнёрских отношений, несмотря на заявления генерального директора Inovio о «дальнейшем процветании».

Плохо скрываемые планы

Конечно, это всего лишь опасения, связанные с корпоративным поведением и препятствиями на пути создания вакцины от COVID-19. Как детально показали отчеты, другие эксперименты DARPA с теми же технологиями (в частности генной инженерией, синтетическими хромосомами и нанотехнологиями), которые используются для производства РНК- и ДНК-вакцин, вызывают большое беспокойство. Особенно, что поддерживаемые DARPA компании, которые называют себя «стратегическими партнёрами» агентства, являются производителями этих вакцин. К тому же благодаря поддержке правительства США и Била Гейтса, они должны быть среди первых вакцин (если не первой) на одобрение для повсеместного применения.

Вызывает определённое беспокойство тот факт, что освещение в СМИ деятельности DARPA, Moderna и Inovio до сих пор не содержит ни одного репортажа с критикой исследований, задействованных при создании этих вакцин. Это оставляет мало возможностей для общественного контроля безопасности, эффективности и непреднамеренного воздействия на генетику человека.

Это особенно тревожно, учитывая, что за последние несколько недель многие страны начали усиливать меры по обязательной вакцинации, как только вакцина от COVID-19 станет доступной. В некоторых странах, похоже, вакцинация не будет являться обязательной, но она потребуется для всех желающих вернуться к «нормальному образу жизни» с точки зрения общественных собраний, выполнения определённых работ, выхода из дома на более продолжительные периоды времени и т.п.

Не упустят ли участвующие в создании обязательной вакцины, например, DARPA, возможность использовать те же технологии, что и при производстве вакцин, для каких-то других своих целей? Очевидно, что этот вопрос не имеет однозначного ответа. Но тот факт, исследования DARPA нацелены на превращение биологии и генетики человека в оружие, готовое для злого умысла, таит в себе очень опасные возможности, которые требуют тщательного изучения. Если взглянуть на то, что этот кризис стал благом для осуществления «оруэловских планов» Комиссией национальной безопасности по искусственному интеллекту (NSCAI, National Security Commission on Artificial Intelligence) и Федерального правительства, с целью значительно усилить своё влияние, становится всё сложнее не сомневаться в таких агентствах как DARPA и их партнёрах, в лице Moderna и Inovio.

Особенно верно то, что без такого масштабного кризиса, как сейчас, люди остались бы невосприимчивыми к повсеместному внедрению многих разработанных DARPA технологий, будь то создание киборгов «суперсолдат» или интерфейсы «мозг-машина» с возможностью контролировать чьи-либо мысли.

В условиях текущего кризиса, многие из этих технологий были проданы общественности в качестве «технологий здравоохранения» - это тактический приём, который DARPA часто использует. По мере того как паника и страх в отношении коронавируса продолжают нарастать, а люди всё отчаяннее пытаются вернуть хоть какое-нибудь подобие прежней жизни, миллионы с готовностью согласятся ввести себе вакцину, независимо от каких-либо санкционированных правительством программ по обязательной вакцинации. Для тех, кто переполнен страхом и находится в растерянности, не имеет значения, что вакцина может содержать нанотехнологии, угрозу генетической модификации, либо перепрограммирования самой их человеческой сущности, поскольку единственное, что они хотят, чтобы текущий кризис, перевернувший весь мир, поскорее закончился.

В данном контексте нынешний кризис с коронавирусом кажется идеальным штормом, который позволяет DARPA, с их антиутопическим видением, вырваться из самых тёмных уголков Пентагона на всеобщее обозрение. Однако их трансгуманистическое видение как армии, так и человека, представляет собой беспрецедентную угрозу не только для свободы людей, но и экзистенциальную опасность для существования человечества и для фундаментальных основ самрй биологии.

https://plus.dentv.ru

Всего комментариев: 0
avatar